Т. Нефедова. Новейшая история сельского хозяйства и пищевой промышленности

Новейшая история сельского хозяйства и пищевой промышленности

Россия вынуждена импортировать около трети продовольствия, что, по оценкам экспертов, на 10-15% превышает порог продовольственной безопасности страны. В то же время сельскохозяйственное производство остается важным фактором ее регионального развития, что не характерно для постаграрных и постиндустриальных стран. Почти на всей территории южнее Московской области доля агропроизводства в ВРП превышает 10% (Регионы России, 2007). Доля занятых в сельском хозяйстве в несколько раз выше показателей многих стран ЕС. Это означает, что состояние агропромышленного комплекса в значительной степени влияет на развитие экономики страны и ее регионов.

Сельская местность составляет около 90% территории России. Такая же доля сельских поселений имеет сельскохозяйственное назначение, в них кроме крупных и средних сельскохозяйственных предприятий и бюджетной сферы (администрация, школа, фельдшерский пункт и т. п.) часто работать негде, и люди выживают с помощью своих огородов. Это означает, что число реально занятых в сельском хозяйстве в общем числе занятых в народном хозяйстве гораздо больше, чем те 10%, которые показывает официальная статистика, и состояние сельского хозяйства существенно влияет на образ жизни 38 миллионов сельского населения. Влияет оно и на горожан, главным образом, опосредовано через снабжение продуктами, цены и т. п. но значительная часть горожан на своих дачных участках в пригородах и в удаленных деревнях также включены в агропроизводство.

Сельское хозяйство России на фоне других стран

В сельской местности живет 27% всего населения России. Это больше, чем, например, в Германии или Великобритании (11–12%), в США (21%) и даже в Бразилии (17%), хотя и не так много, как в Китае (60%). А доля занятых в сельском хозяйстве в странах ЕС и в США намного меньше – 1.5-3.0% (Россия и страны мира, 2006)

Сравнение России со странами Западной Европы, США и Канадой показывает, что продовольственный кризис в России к 1990 г. был обусловлен не столько недостаточным объемом собственно сельскохозяйственного производства, сколько вызван его нерациональной организацией и огромными потерями продовольствия на последующих этапах перераспределения продукции. Например, зерна на душу населения производилось больше, чем в странах ЕС. Поголовье крупного рогатого скота и птицы на 1000 жителей также превышало показатели стран ЕС и было сопоставимо с США и Канадой. Однако завышенная доля низкопродуктивного скота и его нерациональный кормовой рацион обуславливали дефицит зерна и мяса (таблица 1). Площадь пашни была в два раза больше, чем в старых странах ЕС притом, что населения уже в 1990 г. было в 2.5 раза меньше. Урожайности культур и продуктивность скота отставали очень сильно.

В результате российского кризиса и реформ многие показатели объемов ее сельскохозяйственного производства уменьшились, кроме картофеля (второго российского хлеба) и овощей. Современная Россия производит примерно столько же зерна на душу населения, сколько и старые члены ЕС, хотя в три раза меньше, чем в США. По производству овощей на душу населения Россия за счет мелких хозяйств приближается к показателям европейских стран. Продуктивность земли и скота за последние годы выросла, хотя разрыв со странами ЕС и, особенно, с США и Канадой все равно усилился, а общее производство молока и мяса уменьшились. Особенно наглядно сравнение производительности труда в сельском хозяйстве (таблица 2). Производство на одного официально занятого в сельском хозяйстве в несколько раз меньше, чем в странах ЕС и Северной Америки, а при производстве мяса – на порядок.

Таблица 1. Производство сельскохозяйственной продукции и поголовье скота и птицы

в России и странах ЕС в 1990 и 2005 гг.